Начиная с 20-х годов XIX века на этом фоне периодически возникает идея создания национального (русского) музея. Необходимость создания такого музея мотивировалась тем, что каждый народ должен знать свою историю и хранить предметы, повествующие о ее прошлом и настоящем. Особенно актуальной она становится с середины века в связи с празднованием тысячелетия России.

Этнографические коллекции - систематизированные собрания предметов, представляющих культуру определенного этноса или этнической группы. Предметы, изъятые из среды бытования, могут полноценно

Muz 2

 существовать в рамках коллекций и стать музейным экспонатом только при сохранении этнокультурной информации. Этнографические коллекции отражают как материальную культуру этносов (бытовую, хозяйственную,производственную, религиозную), так и нематериальное наследие (традиции, верования, обряды, фольклор). Артефакты этнографических коллекций имеют наряду с собственными характеристиками (материал, технология) характеристики культуры, в рамках которой они были созданы (функциональное назначение в культуре, тип, условия бытования и др.)

Начало созданию этнографических коллекций в России было положено в 18 в., когда из экспедиций в Сибирь, Поволжье, Кавказ были привезены диковинные предметы, относящиеся к иным культурно-этническим сообществам. Первые этнографические коллекции появились в составе Петербургской Кунсткамеры (1714 г.)

В 19 в. этнографические коллекции становятся распространенным типом коллекций в музеях и частных собраниях. В 1848 г. основан Этнографический музей Русского Географического общества в Петербурге.



«Мысль об устройстве в Москве первого Русского Этнографического Музея была впервые подана, в начале 60-х годов, бывшим тогда помощником попечителя учебного округа, а в последствии директором Московского Публичного и Румянцевского Музеев, Василием Андреевичем Дашковым, и им же осуществлена при посредстве новоучрежденного в 1863 г. при Московском университете Имп. Общества любителей Естествознания. Вследствие этого, новому Этнографическому музею с 1867 г. присвоено Высочайше утвержденное наименование «Дашковского Этнографического Музея, устроенного при содействии Императорского Общества Любителей Естествознания».

 Muz 1

 

«Количество этнографических коллекций Музея (с иностранным отделением), достигло уже цифры свыше 12 тысяч предметов, не считая 359 манекенов, изображающих подлинные типы народонаселения России, славянских земель и некоторых других стран, в том числе несколько детских, не считая бюстов и кукол в подлинных национальных костюмах; наконец имеется несколько чучел животных: верблюда, буйвола, волов, лошака и пр.».

Путеводитель по Дашковскому этнографическому музею. 1905.

 

В XIX в. складывался научный подход к формированию и использованию этнографических коллекций. Музей мыслился как научное учреждение, задача которого - отражение культуры народа во всей ее полноте. С рубежа XIX-XX вв. исследовательские учреждения и организации, издательство и образование, кадры, музеи, отделы и коллекции составляли элементы организационной структуры этнографической науки. 

 

Центром этнографического музейного дела в Москве и одним из крупнейших этнографических музеев России на рубеже XIX - XX вв. являлось Этнографическое отделение Московского Публичного и Румянцевского музеев. В состав Этноотделения входили Дашковский этнографический музей, в основу которого легли коллекции Всероссийской этнографической выставки 1867 г., и Отделение иностранной этнографии, ведущее свою историю от румянцевских коллекций начала XIX в. («Румянцевский музеум» был учрежден на основе коллекций графа Н. П. Румянцева в Петербурге в 1831 г. и переведен в Москву в 1861 г.). 

 

Muz0

Помимо Румянцевского музея, этнографические коллекции собирались и в других учреждениях Москвы, среди которых Антропологический, Политехнический музеи. История же Дашковского музея показывает, что Этнографическая выставка оказалась не только удачно прошедшим праздником науки и просвещения, привлекшим широкие круги русского общества, но и, по словам известного этнографа и музейного деятеля В. В. Богданова, «началом этнографического музея, университетского преподавания и популяризации этнографии» в Москве.

В Этнографическом отделении Румянцевского музея шла собирательская, научная, хранительская, музейно-техническая, экспозиционная, издательская, просветительная (экскурсии для посетителей) работа. Деятели Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии активно сотрудничали с московским этнографическим музеем. Значительное количество предметов и моделей, фото- и иллюстративных материалов поступало в Этноотделение Румянцевского музея через Этнографический отдел Общества, в частности из научных экспедиций его сотрудников и корреспондентов. К комплектованию коллекций музея по культуре населения России и зарубежных стран были привлечены не только этнографы-ученые но и любители и более широкие круги российской общественности.

Сотрудники музея и Этнографического отдела Общества собирали сведения и коллекции по различным темам в области материальной и духовной культуры - хозяйство, жилище, одежда, домашняя утварь, искусство, верования, музыка, игрушка и др. Ряд коллекций по этнографии поступил в Румянцевский музей благодаря учреждениям и частным лицам. Вообще, нельзя не отметить ту важную роль, которую играли частная и общественная инициатива, благотворительная деятельность в развитии отечественной науки и музеев. При недостаточной государственной поддержке науки и музеев частные пожертвования на проведение исследований и приобретение коллекций составляли существенное подспорье.

Mus spb 3

 

Пример московского этнографического музея - лишь одна из иллюстраций того факта, что развитие науки и музейного дела в России встречало немало трудностей. В 1909 г. видный ученый и общественный деятель В. Ф. Миллер признавал, что едва ли в другой европейской стране научные работники находятся в столь тяжелых материальных, а иногда и нравственных условиях, а этнография так мало обременяет государственный бюджет, как в России. Отставание отечественных этнографической науки и музейного дела по сравнению с зарубежными В. Ф. Миллер объяснял общим состоянием культуры и экономики страны, «условиями нашей жизни». Другой крупный ученый и общественный деятель Д. Н. Анучин, сравнивая состояние науки в передовых странах Запада и России, также призвал принимать во внимание условия их исторического развития и отметил, что русская культура и наука достигли многого, и это вызывало в отечественных деятелях сознание посильно исполненного долга.

В коллекциях Этнографического отделения Румянцевского музея к началу Первой мировой войны насчитывалось несколько десятков тысяч единиц хранения. Это учреждение развивалось как научно-публичный Muz spb 2 музей. Оно стало в нашей стране одним из основных центров комплектования   коллекций по этнографии России и зарубежных стран, наряду с крупнейшими   специализированными этнографическими музеями - Музеем антропологии и   этнографии Академии наук и Этнографическим отделом Русского музея (с   1934 г. Государственный музей этнографии) в Санкт-Петербурге. Многие из   поступавших в Румянцевский музей этнографических коллекций по полноте и   содержанию не имели равных в других российских музеях того времени.

 

В этой истории будет создание Русского этнографического музея, многочисленных музеев по изучению местного края, будут советские и уже постсоветские страницы. И на всех этапах этот просветительский проект будет складываться на пересечении научных и идеологических концепций. Идеологическая составляющая будет безусловно превалировать, но, вынужденная использовать язык науки, она будет иметь почти пристойный вид. 

____________________________________________________________________________________________

Путеводитель по Дашковскому этнографическому музею. 1905.

Этнографические музеи в России (1861-1917) // Разгон А.М. Очерки истории музейного дела в России. В.3. М., 1961.

Этнографический музей: семиотика и идеология // А.К. Байбурин. 2004.

Из истории этнографического музейного дела в Москве в XIX начале XXI вв. // Турьинская Х.М. Вопросы музеологии, 2012.