«Интерес к знанию в народе есть залог того, что и серьезная наука явится и сделается необходимостью каждого. Главное—возбудить интерес к знанию и поддерживать его, а само знание необходимо придет за тем». (Президент Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии Г. Е. Щуровский.)

 

«В наше время мир привык видеть так много изобретений, нововведений и открытий, водворенных человеческим умом во всех отраслях науки, что надо уже действительно нечто весьма великое, дабы произвести не мимолетное впечатление на человечество, сделавшееся ко всему равнодушным.

          Таким необыкновенным явлением во всяком случае должна казаться этнографическая выставка, которая создана в Москве обществом ученых людей и недавно открыта; ибо благодаря деятельному участию в ней Славян, ученым людям всего мира будет доставлен достаточный материал для изучения на основании которого они получат возможность отвечать на многие предлагаемые им вопросы.»

 Народный быт в Словении. Записка, составленная экспонентом и жертвователем на этнографической выставке в Мосееве, фабрикантом из города Осека (Essegg) Феликсом Лаем. Москва, 1867. С. 3–5.

 

 

 

В конце 1863 года основано было при Московском Университете новое ученое общество, под названием «Общества Любителей Естествознания;» а в конце следующего 1864 года некоторые из членов, основавших это общество, предложили в заседании 9-го декабря следующее мнение:

«Ни одна часть естествоведения не заслуживает больших усилий со стороны Общества для распространения основательных сведений в массе публики, как антропология. Никто, вероятно, не станет спорить с тем, что публика более знакома с главнейшими особенностями племен Африки и Австралии, чем с племенами, населяющими Россию. Поэтому ничто не может так подходить к цели нашего Общества, как серьезное ознакомление массы с этими племенами. Кроме того, ни одно государство в свете не представляет такого научного интереса в изучении черепов различных племен, как Россия, на что уже несколько лет тому назад укачано было нашим знаменитым почетным членом К. М Бэром». …

Опыт показал, что на публичные лекции, ни популярные сочинения не могут так ознакомить публику с главнейшими антропологическими данными и заинтересовать ее антропологическими сведениями, как подобные наглядные и изящные коллекции. Поэтому желательно было бы устроить в Московском экзерциргаузе подобную выставку, разделив ее на два отделения: собственно антропологическое и этнографическое. На такой выставке представители главнейших племен должны быть размещены по возможности в их естественной обстановке, с атрибутами их домашнего быта, и каждая группа должна быть размещена так, чтобы она выражала какую-нибудь характеристическую черту этого последнего. Группы племен должны быть размещены в их географической последовательности, так чтобы зритель, начавши с обитателей полярных стран и постепенно переходя к тропическим, мог составить себе понятие о размещении племен на земном шаре.»

Из инструкций художникам:

1. Фигуры по большей части будут костюмированы так, что только голова и руки будут составлять в каждой фигуре главную задачу художника. Что же касается до торса и вообще до остальных скрытых частей фигуры, то Комитет предоставляет художнику войти в Комитет с заявлением об избранном им способ выполнения, который обсуждается и утверждается Комитетом.

2. Головы, выполняемые художником для фигур, должны представлять верные портреты лиц, характеристических для данного племени. В удовлетворение этого условия он должны быть вылеплены по маскам, снятым с представителей племени, или же по фотографиям, который с этою целью должны представлять каждое лицо в фас и в профиль. Комитет по возможности доставляете» эти материалы.

3. «Головы должны быть сделаны из папье-маше; исключения из этого правила могут быть допущены только в том случае, если другая масса, предлагаемая художником, не будет отличаться от папье- маше по внешнему виду и вместе с тем, если она будет достаточно плотна и не хрупка, — условия, весьма важное для переноски фигур.»

 

 Картинки с выставки:

 

К концу апреля Русская Этнографическая Выставка была открыта в обширном здании так называемого «экзерциргауза» или манежа, стоящем между Кремлёвским или Александровским садом и Университетом.

Выставка распадалась на три главные отдела:

1. Отдел групп, изображавшим племена, населяющие Россию и соседние с нею славянские земли.

В состав этого отдела входили две части: племена инородческие (116 фигур) и племена славянские – восточные (118 фигур), западные и южные (66 фигур).

2. Отдел общий этнографический, в котором помещались костюмы и части их (155), предметы домашнего быта, как-то: орудия, посуда, музыкальные инструменты и проч. (567), модели построек (69) и модели орудий (205); тут же находились различные собрания, имевшие этнографический интерес, как-то: собрание песен, собрание лубочных картин, альбомы, рисунки, фотографии (более двух тысяч номеров).

3. Отдел антропологический и археологических, в состав которого входили: коллекции черепов и костяков, как современных, так и древних, коллекция анатомических препаратов, антропологические снаряды (всего 632 номера), собрание древностей из курганов и собрание каменных древних орудий (313 номеров).»

 

В.А. Дашков, председатель Комитета по устройству русской этнографической выставки:

Dashkov0

… «При самом начале работы по Комитету главнейшим препятствием было общее равнодушие. Мало кто верил в серьезность и возможность его исполнения, в его значение; на него смотрели как на один из тех несбыточных планов, которые в виде метеора появлялись часто в последнее время и которые, нашумев  и блеснув, давали в результате только сожаление о том, что они появлялись; не только бесполезным, но даже вредным явлением считали сначала выставку: вредным по той бесплодной агитации в умах, которую будто бы должна была вызвать наша выставка с её антропологическими тенденциями, с ее куклами и игрушечною обстановкой, по словам наших строгих ценителей…

Наша основная мысль была и есть ознакомить русскую публику с населением России в антропологическом и этнографическом отношениях…

Общество «желало, чтобы на выставке был виден и сам человек, как верховное существо природы во всей своей человеческой обстановке, в своей человеческой деятельности. Отсюда соединение групп племен в их естественной обстановке, в естественно-историческом, этнографическом и культурном отношении; отсюда не случайное, а органическое соединение антропологического отделения с этнографическим на нашей выставке».

 

 

"Переходя к Тунгусам и Алеутам, Государь изволил спросить: «типичны ли их лица», на что было отвечено, что они исполнены по фотографиям и рисункам, находившимся в распоряжении Комитета".

 

 

* Исторический очерк устройства выставки, описание и перечень предметов, бывших на выставке и протоколы заседаний Комитета по устройству выставки // Москва. 1878.