Сотрудничество с коренными народами при исследовании территорий

 

Россия раскинулась на огромные расстояния земного шара, территории, которые были ею собраны, разнообразны природными и климатическими условиями, в разных уголках проживают разные этнические группы со своими обычаями, языками и культурными ценностями.

Изучение российских территорий и населяющих их людей происходило во все времена. Писатели, этнографы, географы и геологи, да и самые различные искатели приключений путешествовали по землям необъятной страны, чтобы сделать открытие, чтобы отыскать других, чтобы обрести себя.

 

  

Одним из выдающихся любителей открытий был Владимир Клавдиевич Арсеньев, родившийся 10 сентября 1872 года. Произведения, написанные Арсеньевым, приглашают читателя присоединится к экспедиции и открыть неизведанные маршруты. Переработанные дневники третьей экспедиции, названные автором «В горах Сихотэ-Алиня», открываются следующими строчками:

«В полдень 23 июня 1908 года наш небольшой отряд перебрался на пароход. Легко и отрадно стало на душе. Все городские недомогания сброшены, беганье по канцелярии кончено. Завтра в путь».

В.К. Арсеньев открыл миру не только неизведанные пространства, но и оставил на страницах своих произведений яркую фигуру представителя аборигенного населения по имени Дерсу Узала. В дневниках исследователя содержится описание знакомства:

 

1906 год, 3 августа

«… "Здравствуйте", — сказал кто-то сзади. Я обернулся. У нашего пня стоял пожилой человек небольшого роста, приземистый, с выпуклой грудью, несколько кривоногий. Лицо его, плоское, было покрыто загаром, а складки у глаз, на лбу и щеках красноречиво говорили, что ему лет около 50-ти. Небольшие каштанового цвета редкие усы, редкая в несколько волосков борода, выдающиеся скулы у глаз изобличали в нем гольда. Он опустил ружье прикладом на землю и начал закуривать. Одет он был в какую-то жесткую брезентовую куртку, манзовские штаны и улы, в руках у него были сошки — непременная принадлежность охотника-инородца. Глаза его, маленькие, с поволокой у крайних углов, казались зоркими и дышали умом, сметливостью и гордостью. Мы спросили, кто он. И он с оттенком гордости ответил, что он не китаец, а гольд. Он, пробыв с нами весь вечер, рассказывал много интересного из своей скитальческой охотничьей и бродяжной жизни. Ночь он провел с нами. Мы предложили ему поступить к нам на службу за жалованье, одежду и стол. Гольд подумал и решил дать ответ утром. Имя его Дерсу, а фамилия Узала. На мой вопрос, как перевести на русский язык его фамилию и имя, или что это значит на языке гольдов, на это он ответил, что это ничего не значит, а просто имя и фамилия. »

 

 

 

 

Позже Арсеньев в своих произведениях «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала» выведет образ Дерсу, согласившегося войти в состав экспедиции и ставшего ему верным другом, не раз спасавшим жизнь путешественнику. Этот образ можно представить как собирательный образ всех аборигенных жителей, которые помогали и активно взаимодействовали с исследователями, путешественниками и экспедициями. Именно помощь коренного населения, знающего свой край, который для них не являлся «новой землей», способствовала раскрытию этих территорий, их жителей, их мира и их культуры. Стоит ли говорить, что, попав в дальневосточные земли впервые Владимир Клавдиевич Арсеньев, не только не покинул их, но и открыл пространство и людей для России и всего мира.

 

________________________________________________________________________________________________________

 

*Арсеньев В.К. Избранные произведения (в двух томах) // Хабаровское книжное издательство, 1998.